Металлоискатели Как купить Контакты Доставка Скидки и акции Гарантия Дилерам Сравнение Ремонт
vseopoiske.ru - национальный портал кладоискателей. Здесь вы найдете всю необходимую информацию о любительской археологии, о поиске старинных монет, древних украшений, военных артефактов. Узнаете все о современном поисковом оборудовании, как выбрать и как лучше настроить. В нашем магазине вы сможете купить металлоискатель и любое необходимое оборудование. Наш сервис-центр выполняет ремонт металлоискателей Minelab, Garrett, Tesoro и других.
  • Minelab Производство: Ирландия
  • Garrett Производство: США
  • XP Производство: Франция
  • Fisher Производство: США
  • Bounty Hunter Производство: США
  • Tesoro Производство: США
  • Whites Производство: Великобритания
  • Teknetics Производство: США
  • АКА Производство: Россия
  • DetectorPro Производство: США
  • Golden Mask Производство: Болгария
  • Nokta Engineering Производство:
  • Pulse Star Производство: Германия
  • Treasure Products Производство: США
Последние отзывы:
Fisher F75
5 лет, 2 клада, и продолжает работать старичок.
читать далее >>>
Ace 350 (EURO)
Спасибо магазину за советы и рекомендации по выбору металлоискателя! Вчера я нашел клад! Серебряные
читать далее >>>
Garrett GTI 2500
Скажите этот прибор еще где-то можно купить?
читать далее >>>
Tesoro De Leon
Чем он лучше или хуже тежона? у этого экран но все его ругают.
читать далее >>>
Fisher F2
что лучше фишер ф2 или ace 250?
читать далее >>> Все отзывы >>
Подобрать металлоискатель по параметрам:
по уровню по цене по назначению

«Черные» дни российской археологии

«Черные» дни российской археологии

Нелегальный рынок древностей существует во всем мире на протяжении столетий. Здесь "крутятся" огромные деньги. В последние годы в этот рынок все интенсивнее втягивается наша страна. В связи с этим нарастает волна разграбления археологических памятников. Уже отмечено несколько случаев столкновений вооруженных грабителей с омоновцами. Но только ли грабители являются причиной разрушения памятников археологии в нашей стране? Стремясь прояснить ситуацию, еженедельник "Интерфакс ВРЕМЯ" провел собственное расследование.

Не секрет, что большая часть нашего общества имеет весьма слабое представление о том, какие задачи призвана решать археологическая наука. В обывательском представлении образ археолога нередко связывается с «золотым шлемом Александра Македонского», «золотом Трои» Шлимана и прочими фантомами поп-культуры. Возможно, именно этим объясняется то легкомысленное отношение, которое наши соотечественники демонстрируют по отношению к археологическим памятникам. Проблему обостряет растущий спрос коллекционеров на предметы старины и появление металлодетекторов, ставших для кого-то увлечением, для кого-то – инструментом наживы. А в некоторых регионах жители сельской местности безо всяких металлодетекторов сносят древние памятники бульдозерами, выбирая потом предметы с помощью лопаты и сита...

«КОРМИЛЬЦЫ СЕМЕЙ» ВЫХОДЯТ НА ПРОМЫСЕЛ

Грабительские раскопки стали сегодня мощным фактором разрушения археологических памятников. Особенно эта проблема актуальна для наших южных регионов – Калмыкии, Краснодарского края, Кабардино-Балкарии. Однако география явления расширяется из года в год. Сегодня в ряде регионов (Краснодарский край, Московская, Псковская, Рязанская, Пензенская области, Карачаево-Черкессия, Адыгея, Ставропольский край) разграбление памятников археологии стало основным средством дохода отдельных групп населения. Причина лежит на поверхности – нет работы, нет денег. Одни в поисках цветного металла срезают целые километры линий электропередач. Другие берут лопаты и отправляются копать курганы и городища. Добытые там предметы поступают на антикварный рынок.

«В Удмуртии в 2000 году случай был, – рассказывает Сергей Гусев, зав. сектором охраны и использования археологического наследия Российского НИИ культурного и природного наследия имени Д.С.Лихачева (далее – Институт наследия). – Кто-то заказал удмуртские украшения. Приехал бульдозер со скрепером, наняли местных, сделали зачистку поверхности, обнажили могильные ямы, раскопали их и уехали. Здесь и металлодетектор не нужен».

ЗАКОНЫ ДИКТУЕТ «ЧЕРНЫЙ РЫНОК»?

Наличие спроса на предметы старины является главным на сегодняшний день стимулом для грабителей. «Многие предметы уходят из России в Европу и Америку, где на них есть покупатель, – рассказывает директор Института археологии РАН Николай Макаров. – Основной интерес, конечно, вызывают античные предметы, скифские, скандинавские вещи. Отдельные категории хорошо раскручиваются за рубежом, например некоторые предметы вооружения или редкие украшения».

Но можно ли как-то повлиять на антикварный рынок с тем, чтобы снизить коммерческий интерес к археологическим находкам? Вряд ли. Ведь если сохраняется спрос, значит, будет сохраняться и предложение; и практика стран, где рынок древностей существует веками – Египет, Греция, Перу и др., – показывает, что никакие жесткие меры не способны полностью пресечь торговлю незаконно добытыми археологическими ценностями.

РАСКОПАТЬ ВСЕ?

А почему археологи сами все не раскапывают? Почему оставляют памятники на разграбление? Люди, не имеющие отношения к археологии, часто задают подобные вопросы. Но любые раскопки – это разрушение объекта, и археологи прибегают к этому лишь в крайнем случае, например, когда памятник потенциально представляет большой научный интерес либо находится под угрозой исчезновения.

«Стратегия состоит в том, чтобы археологические памятники сохранялись так же, как природные ландшафты, леса, биоресурсы, – говорит Николай Макаров. – Конечно, мы заинтересованы в расширении и пополнении знаний о предметах, но тотальные раскопки невозможны и бессмысленны. Необходимо сохранить не только древние вещи, но и недвижимые объекты – курганные насыпи, валы городищ, чтобы их могли видеть наши дети». Увы, именно этот исторический ландшафт и исчезает сегодня буквально на наших глазах...

По данным Института наследия, сегодня в России выявлено более 100 тыс. археологических объектов – курганы, селища, городища. Из них взято под охрану не более 60–70 тыс., 49 тыс. внесены в реестр памятников федерального значения.

МЫ НЕ ГРАБИМ – МЫ ПАШЕМ И СТРОИМ!

Но только ли грабители виноваты в разрушении археологических памятников? «Большинство памятников археологии уничтожено и разрушается распашкой, – говорит Игорь Волков, зав. сектором Института наследия. – Вспашка одного поля на территории археологического памятника наносит такой ущерб, который все грабители с современными металлоискателями не смогут нанести и за целый век». Особую тревогу вызывает уничтожение памятников археологии в результате строительства коттеджей в зоне мегаполисов и крупных населенных пунктов.

По данным Института наследия, за 2002 г. в 48 субъектах РФ утрачено 222 археологических памятника, из них: гидротехническим строительством – 32, распашкой – 62, промышленным и дорожным строительством – 60, прочими антропогенными процессами – 62, естественными процессами – 6. Продолжается разрушение 32 525 памятников, из них: гидротехническим строительством – 1571, распашкой – 26 699, промышленным и дорожным строительством – 691, прочими антропогенными процессами – 1493, естественными процессами – 2071 (деятельность грабителей включена в «прочие антропогенные процессы». – Прим. ред.).

СКОЛЬКО СТОИТ КУЛЬТУРНОЕ НАСЛЕДИЕ?

Ясно, что у каждого памятника омоновца не поставишь. Но куда должен бежать гражданин, увидевший, как кто-то разрушает археологический объект? В милицию? Ведь есть же Уголовный кодекс со статьей 243 «Уничтожение или повреждение памятников истории и культуры»...

«Милиция – не большой авторитет в области сохранения культурного наследия, – объясняет Ольга Новикова, главный специалист отдела охраны недвижимых памятников истории и культуры Министерства культуры РФ. – Когда милиция рассматривает эти вопросы, она подходит с позиции: а какой материальный ущерб нанесен? Были случаи, когда разрушался памятник федерального значения, а милиция из-за незначительности ущерба прекращала уголовное дело».

КТО НАМ МЕШАЕТ, ТОТ НАМ ПОМОЖЕТ?

Обеспечивать сохранность памятников призваны органы, подведомственные Министерству культуры. Текущий мониторинг археологических объектов – важнейшая часть этой работы. И тут возникает другая проблема – недостаток финансирования. Но почему бы не привлечь к этому добровольных помощников: школьников, студентов, наконец, самих «археологов-любителей» с металлодетекторами? Речь идет, конечно, не о грабителях, а о тех вполне законопослушных гражданах, которые искренне хотят прикоснуться к истории. Они, как правило, охотно идут на контакт с учеными.

«Если их направить в нужное русло, то из этого будет толк, – считает Сергей Гусев. – Туда, куда они добираются, археолог зачастую не доберется. Нужно создавать любительские объединения, проводить с ними слеты, конференции».

«Действительно, есть разные люди, – подтверждает Николай Макаров. – Наверное, должны быть какие-то клубы, скажем, при музеях, при учреждениях культуры. И в среде археологов есть либеральное крыло, которое предлагает сотрудничество. Но большинство все-таки исходит из необходимости запрета и жесткого контроля за металлодетекцией».

ЗЕМЛЯ, ОБРЕМЕНЕННАЯ НАСЛЕДИЕМ

Между тем главная причина лавинообразного разрушения археологических памятников в России лежит, конечно, не в металлодетекции, не в грабителях и даже не в распашке. Главное – это полностью изменившиеся экономические условия в стране. Рынок, приватизация земли, частная собственность диктуют свои законы. И сегодня надо думать о том, как приспособить законодательство об охране памятников к текущим условиям.

Возможна ли, например, ситуация с продажей участка земли в частную собственность вместе с археологическим памятником, находящимся на нем? «Да, такая ситуация возможна, – подтверждает Ольга Новикова. – Местные власти не интересует, есть ли на их территории памятники археологии или нет. Нет и реального механизма ограничения продажи земель».

Памятник, находящийся на приватизированной земле, формально принадлежит государству. Увы, только формально. Собственник не обязан отчитываться перед кем-либо в том, что он делает на своей земле.

ПУСТЬ СТОРОЖИТ ТОТ, КТО ИМЕЕТ

Понятно, что всю землю объявить археологическим заповедником невозможно. Каждый памятник должен быть четко очерчен, сформирован как земельный участок и включен в состав земельного кадастра для того, чтобы впоследствии стать предметом договора между хозяйствующим субъектом и органом охраны. По мнению Сергея Гусева, именно «работа с землей» на сегодняшний день является главной задачей в деле сохранения археологического наследия. А когда появится хозяйствующий субъект, отвечающий за находящийся на его земле памятник, то с него и можно будет спрашивать за сохранность этого объекта. И если этот субъект не уследит за памятником, а что еще хуже – сам его разрушит, тогда эту землю следует изымать за ее нецелевое использование.

ЧТО ДЕЛАТЬ?

Объяснимо желание ученых побыстрее что-то предпринять, чтобы остановить надвинувшуюся катастрофу. Однако существует определенная опасность в инициировании отдельных кампаний: проблему они не решат, а внимание государственных мужей отвлекут – на главное его потом уже может и не хватить...

Очевидно, что здесь требуется долгая, кропотливая работа с вовлечением в нее всех заинтересованных сторон. Есть, конечно, и иные мнения: кому-то кажется, что проще принять еще один неработающий закон – например, о запрете металлодетекторов. Но остановит ли это волну разрушения археологических памятников?

По мнению специалистов, ситуацию можно изменить лишь на основе комплексного, межведомственного подхода. Возможно, следует создать службу по охране и использованию археологического наследия. Необходимо изменение законодательства, предусматривающее перевод территории памятников археологии в категорию земель историко-культурного назначения с включением их в состав Земельного кадастра России. А самое главное – нужна целевая программа с понятной государственной позицией по вопросу выявления и сохранения археологических памятников.

Марина ГУБАРЕВА


А КАК У НИХ

ЕСЛИ ВРАГ НЕ СДАЕТСЯ...
...его уничтожают или превращают в союзника?

Появление и развитие в нашей стране такого хобби, как металлодетекция, вызывает законную тревогу у археологов. Уместно в этой связи обратиться к опыту зарубежных стран, где подобная проблема появилась лет 10–15 назад. В Великобритании, например, в 1988–1995 гг. деятельность детектористов привела к повреждению 188 археологических памятников национального значения. И там тоже звучали голоса в пользу запрета металлодетекции. Однако комплекс законов и правил, принятых в 1996–2001 гг., позволил переломить ситуацию. При этом острие государственной политики было направлено не на металлодетектор как на «источник зла», а на концепцию его использования: если металлопоиск – лишний повод кое-что прибавить к научным знаниям, то это следует приветствовать. Если его цель – просто поиск артефактов для персональной выгоды или для накопления частных коллекций без ввода их в научный оборот, то это неправильно.

Сегодня сотрудничество между британскими археологами и поисковиками ведется на уровне Британского археологического совета, в который входят и представители детектористов. Разработаны и действуют простые и логичные правила любительского поиска: его разрешается вести только в пределах нарушенного распашкой горизонта и, разумеется, ни в коем случае – на археологических памятниках! При этом вся информация о находках должна становиться достоянием науки.

Результаты не замедлили сказаться: только в 2000–2001 гг. в Британии было выявлено и зарегистрировано 37 518 новых археологических объектов. Открытия любителей внесли значительный вклад в понимание истории монетного обращения на Британских островах в эпоху железа, позволили по-новому взглянуть на некоторые аспекты изучения бронзового века на юго-востоке Англии. (Цифры взяты из статьи британского археолога Алекса Ханта, написанной им в 2002 году для Би-Би-Си: Alex Hunt. Archaeology and Metal Detecting. BBC, 2002).

В Великобритании действуют десятки поисковых объединений, тесно сотрудничающих с археологами. Так, в графстве Кент семь поисковых клубов вместе с учеными участвуют в раскопках древнеримского поселения близ городка Эшфорда. На общенациональном уровне британских поисковиков объединяют Национальный совет по металлодетекции и Федерация независимых детектористов.

Британские ученые, проявив выдержку и мудрость, смогли поспособствовать тому, что разум и ответственность возобладали над анархией и вандализмом. А как будет у нас?

Андрей НИЗОВСКИЙ

Теория Практика